Книга художника Андрея Ханова "Сказки звёздного неба" была издана в Новосибирске, издательством "Росса" в 1997 году, тиражом 5000 экземпляров. В качестве детской литературы.

Сразу появилась знаменитая электронная версия книги, которая была в стерта в 2000 году, но восстановлена в 2010.
История художественной практики Андрея Ханов вошла в курс лекций российского университета дружбы народов (РУДН), как пример возрождения социокультурных инициатив в Сибири в начале 90-х

...Помимо этого на территории музея проводятся различные выставки современных художников, обращающихся к образам древнего искусства Сибири. Одна из первых была проведена в 1996 г. и открывала новый проект музея «Традиции сибирского искусства», суть которого – участие культурного наследия в современной художественной жизни.

Эта выставка живописного творчества Андрея Ханова, для которого помимо фантазии характерно общение с учеными археологами, этнографами, историками, философами и участие в экспедициях. Приведем высказывание художника, характерное для его представлений о культурном пространстве региона.

«Открытие древнего сибирского искусства полностью преобразило все мои художественные представления. Развить в себе подобное мифологическое сознание – вот цель творчества». Одно из полотен Ханова называется «Картина мира» и связана с мотивами нганасанских преданий о весне, создании и обновлении мира..."
В 1997 году прошла презентация книги в Новосибирском государственном краеведческом музее. На выставке экспонировались картины, послужившие иллюстрациями книги, Андрей Ханов читал тексты сказок, а "Тихий театр" Александра Медведь (Кувшинова) провел концерт загадочных шаманских звуков.
На фото Антуана Веселова: Андрей Ханов на фоне своих работ. Новосибирск, 1997.

Ниже. В фильме-слайд-шоу работ Андрея Ханова звучит музыка "Тихого театра" Александра Медведя (Кувшинова) - "Бесконечное путешествие"
После презентации книга была уничтожена самим издательством "Росса" по требованию церкви.

В знак протеста, Андрей Ханов забрал свои картины из музеев, где они хранились в колекциях и сшил из них чум.
На фото Александра Кувшинова - чум из картин.

Акция "Праздник чистого чума" проходила в музее Новосибирского государственного университета. И представляла собой религиозный обряд установки чистого чума. Об акции написала газета Известия "В академгородке устроили праздник шаманов" (текст статьи - внизу страницы).

Выступал "Тихий театр" Александра Медведь (Кувшинова), Андрей Ханов читал сказки, взрослой версии книги "Страна Оленья", ранее также сожженой по требованию церкви в Кемерово, вместе с выставочным залом музея. Листы рукописи служли подписями к картнам.

Фрагмент сказок "Страным Оленьей" - сохранился как эпизод фильма красноярского краевого телевидения "Долина счастливых гор, режиссер Дмитрий Лазуткин, 1996-2008. Текст от автора читает Олег Захаров.

Фильм был снят в 1996 году по инициативе продюссера Геннадия Борисовича Гардомысова, для презентации широкой общественности проекта смены экспозиции красноярского музея В.И.Ленина с ленинианы на "Храм Древних Богов". Музей заказал этот проект Андрею Ханову. В фильме также рассказано об астрономической реконструкции погребальных обрядов В.Е.Ларичева. Проект в музее состоялся в 1997-1999 годах. А после - переехал, в качестве постоянной экспозиции, в музей поселка Шира в Хакасии.

Изначально Геннадий Гардомысов планировал снять 9 серий, по числу путешествий художника по древним святилищам (Горы счастья, Река Ус, Гора Тепсей, Казачинские пороги, Тасеевский идол, пещера Шаманка на Ольхоне, Аджирай-Аджирай на реке Лена, Алтай-Укок, Страна манси. Но снята была только одна серия. Рабочий экспедиции Алексадр Лотыш, брат Гардомысова, разорвал кассету с фильмом сразу после съемок, сдали нервы. Сохранилось лишь несколько фрагментов.

После "Праздника чистого чума" в новосибирском государственном университете, Андрей Ханов поселился в нем не реке Лене. Где на развалинах древних святилищ проводил обряды поклонения звездным Богам. Деньгами и едой его снабжали местные администрации, откупались
.

Зимой 22 декабря, в мороз неизвестные сожгли чум из картин
и художник замерз насмерть. На этом первая часть истории обрывается.
Андрей ханов
Сказки
звездного неба
ДРЕВНЯЯ СКАЗКА СИБИРИ

Давным-давно это было. Не было на свете ничего тогда еще. Ни воды, ни неба, ни земли, ни звезд, ни оленей, ни медведей. Одна старая-старая мамка-бабушка жила.

Пошла она как-то раз вниз, встретила там мужчину одинокого. Родила от него сыночка - хозяина воды. Тот парень мудрый воды и сотворил.

Пошла мамка-бабушка наверх, встретила там другого одинокого мужчину. Родила от него девку - хозяйку неба.

Девка та добрая мамкой неба стала. Гагару она сотворила, чтобы было кому мир поддерживать, бабушку-солнце и старика-месяца родила, чтобы было кому мир согревать и время отсчитывать. Говорит она деткам своим:

- Как я вас сотворила, так и вы творите мир дальше

Так все в мире и появилось: и земля-небо и травы-деревья и звери-птицы разныеи человек.

С тех пор сыновья да внуки мамки неба среди звезд ходят, за миром присматривают.

Да только забыли о них люди, верить им перестали. Не слышат духи небесные речь человеческую, оттого и думают, что все в мире хорошо.

Но пришла в мир беда, хочет его таймень толстый, злой братец гагары, погубить. Хотел он хозяином на земле стать, да только мамка земли всякий раз хитрее оказывалась. Оттого и рассвирепел он, горы-овраги сотворил, душу человеческую испортил, червей-гадов, волков-медведей разных и духов сумасшествия на землю наслал. Хочет мир погубить.

Оттого болеют люди, жадными, глупыми-ленивыми становятся, покой потеряли, войной друг на друга идут, ругаются-ссорятся, травы-деревья и птиц-зверей почем зря губят.

Давно уже люди так на земле живут, на небо не смотрят. Ходил меж них раньше старик один в одеждах белых, о всем живущем на земле заботился. Но распахали люди землю всю, лес-тайгу сожгли-вырубили, одежды разноцветные надели, древние святилища разрушили. Негде старику тому ходить стало, обиделся он на людей и на небо ушел.

Стали люди просить того старика снова на земле появиться. Обернулся он красной белкой, на березу прыгнул. Но не знали люди, о чем с белкой той разговаривать, решили подстрелить ее, чтобы на земле навсегда она осталась. А белка та в рябчика превратилась. Полетел рябчик на небо. Тогда люди рябчика подстрелили. Превратился рябчик в тетерева, в чаще таежной спрятался. И тетерева люди подстрелили. Превратился тетерев в окуня, в реку нырнул и на дне затаился. Ловили-ловили люди того окуня, да так и не поймали.

А без помощи духов небесных трудно человеку на земле выжить. Нужно найти того человека, кто сказки древние вспомнит, кто духов небесных разлядит, кто разговаривать с ними сможет. Только он сможет мир спасти.
СКАЗКА ПЕРВАЯ
Давным-давно это было. Не было земли тогда еще. Пусто было, тоскливо. Одна вода тогда была, до самого неба доходила. А по воде той уточка-гагара плавала.

Плавала она, плавала. Одиноко ей стало. Нашла она комочек глины, что к льдине прилип, помяла-помяла и слепила себе товарища - уточку-казарку.

Стали они вместе плавать. Одна уточка на север плывет, вторая на юг. Одна на запад, другая на восток. Встретятся уточки, поговорят-поговорят и обратно в разные стороны.

Однажды говорят им голоса с неба:

- Землю сотворите! Землю сотворите!

- Ты гагара хорошо плаваешь, хорошо ныряешь и летаешь тоже хорошо, нырни гагара на дно тех вод, принеси земли щепоть. А гагара испугалась на дно тех вод нырять, говорит:

- Ой, боюсь-боюсь я, пропаду там!

А уточка-казарка согласилась. Нырнула она. Три дня ее не было, лишь к концу четвертого голова ее на поверхности тех вод показалась. Держит казарка в клюве комочки земли. Да так из сил выбилась, что и пошевелиться не может.

Взяла у нее гагара те комочки, землю творить стала: ровную да гладкую.

Реки на земли потекли, чистые-чистые. Солнце над ней засветило ярко- ярко. Ветры теплые задули. Заискрилась водная гладь в озерах да реках тех. Тут и казарка проснулась, говорит гагаре:

- Я за землей ныряла-ныряла, а ты тут без меня творишь!

Обиделась казарка, плюнула на ту землю крошками, что в клюве у нее

оставались - выросли на земле горы высокие - мрачные, туманом окутанные. Пещеры появились сырые - глубокие.

Стали уточки кричать, драться-возиться, всю землю помяли. Реки и озера замутили. Пыль до самого неба поднялась, ничего видно не стало.

Услыхала их крики мамка неба, спустилась на землю и спрашивает:

- Отчего кричите-деретесь?

А уточки ей отвечают, мол, "Оттого кричим-деремся, что землю поделить не можем, кто хозяином на ней будет".

Мамка неба им и говорит:

- Раз ты казарка под воду ныряла, будешь под землей хозяйкой, А ты гагара на земле оставайся. На том и порешили.

Но увидала казарка, что под землей свет тусклый, что земли совсем мало, говорит она гагаре:

- Гагара-гагара, давай меняться, я на земле хозяйкой буду, а ты под землю жить уходи!

Но гагара меняться не хочет. Травы-деревья разные на земле она насадила, оленей да зайцев разных сотворила. Как ей такой мир оставить?

Затаила казарка злобу-обиду на гагару. Червей-гадов разных на землю напустила, чтобы они травы-деревья пожирали, волков-медведей разных сотворила, чтобы они за оленями да за зайцами гонялись-охотились.

Плач и стоны на земле раздались.

Призадумалась тогда гагара, как ей мир защитить. Решила она человека сотворить, что бы он на земле жил, травы-деревья от червей-гадов охранял, оленей-зайцев от волков-медведей оберегал.

Слепила она человека из глины красной, вместо костей ему сухих травинок вставила, пошла к мамке неба душу для того человека просить. Но не успела до неба дойти. Подкралась казарка к тому человеку, вдохнула ему вместо души болезни-немощи разные, человек и ожил сразу.

Увидала гагара, что человек живой уже, рассердилась, стала мамку неба звать, спрашивает ее:

- Как мир теперь спасти?

Превратила мамка неба казарку в тайменя толстого, чтобы не смогла она больше на землю забраться, а гагару на небо забрала, на ветку, возле вершины того дерева, что посреди мира растет, посадила, для того, чтобы научить ее, как мир спасти.

Но не успокоился таймень толстый, стал он на землю холода да стужи насылать, стал корни того дерева грызть, погубить мир хочет.

СКАЗКА ВТОРАЯ
Давным-давно это было, не было тогда еще ни земли, ни людей, ни трав-деревьев, ни зверей разных.

Перевернула мамка неба котел свой, в котором еду деткам своим готовила. Оленей разных на нем нарисовала. Вбила в котел тот гвоздь - неподвижную Полярную звезду и вращать стала.

Так на небе появилась таинственная дыра в тот другой мир, что выше неба. Через дыру ту многое, что с неба на землю спускается, многое, что с земли на небо поднимается.

На далеком севере Полярная звезда висит высоко над горизонтом, прямо над головой. Но в наших краях она висит низко, и нарисованный на ней мамкой неба круг созвездий скользит по вершинам заснеженных гор.

Скачет звездный олень все выше и выше, поднимаясь в небесную гору зимнего неба, навстречу рассвету. Лишь только его золотые рога, тускло поблескивающие в ночи, сравняются с Полярной звездой - блеснут в последний раз и погаснут в свете утренней зари - умчится олень в незримую даль, скрываясь от преследующего его Черного медведя.

Все выше и выше взбирается Черный медведь в незримую гору, и кажется, что уже настигает оленя "Золотые рога", но в свете утренней зари звездный мир стремительно тает, и уже не видно, что же там происходит, в высоком небе.

Рассвет! Большая семья у бабушки-солнце, что в восточных горах живет. Много у нее дочек, много сыновей, много оленей, много собак, чтобы за оленями теми приглядывать.

Первой просыпается самая младшая дочка бабушки-солнце, распахивает чум (дом из шкур оленьих, с очагом в центре и дыркой для дыма наверху) - свет от того очага по всему небу, по всей земле разливается. Зимой девка та живет в берлоге, у Черного медведя того, что зимой холода да стужи на землю насылает.

Но каждую весну приезжает она на олене - "Золотые рога" к бабушке-солнце
погостить ненадолго. Радуются ей травы-деревья, зеленые листочки на них распускаются. Птицы ей радуются, песни веселые поют. Оттого и ей утром ранним не спится, - выбегает она из чума, спешит скорее всех птиц, всех зверей разбудить, радостью своей поделиться.

Следом за ней и бабушка-солнце просыпается, бросает в огонь сухих веток - тепло всеми миру становится. Просыпаются сыновья да дочки бабушки-солнце. По небу бегают, играются. То вперед бабушки-солнце забегут, то отстанут. Оттого, те звезды, что по ночному небу блуждают и судьбу людям предсказывают, - то на закате, то на рассвете сверкают.

А кто постарше - по хозяйству бабушке помогают, на охоту и рыбалку ходят, оленей пасут, грибы-ягоды собирают.

Сыновья бабушки-солнце просыпаются, переносят очаг ее в священные нарты и везут по синему небу. Гонят они целый день оленей небесных на запад, к чуму старика-месяца. Как вечер наступает - заходят они в чум тот, ужин готовят - оттого зарево красное на небе. А как запахивают чум тот - свет от костра через дымовое отверстие струится. А как погаснет огонь тот ~ бредут олени бабушки-солнце по ночному небу обратно на восток.
СКАЗКА ТРЕТЬЯ
Давным-давно это было, было тогда на небе три солнца. Вылез Черный медведь из-под земли, схватил одно - и под землю, в тот мир, где таймень толстый живет, утащил.

А со вторым солнцем такая беда случилась. Жил на земле богатырь-охотник один. Пошел он как-то раз на охоту. Долго шел, не заметил, как на небо забрался. Выследил там трех олених, загнал их на высокую гору, к которой медный диск солнца прибит был. Выстрелил из своего лука, да промахнулся, в солнце попал. Упало солнце, ударилось о камни и рассыпалось тысячей осколков по той дороге, по которой богатырь-охотник на небо забрался.

С тех пор отметина эта на небе и осталась. Мы ее Млечным путем называем. Летом по ней звездные птицы на север летят, зимой - на юг, весной - на восток, а осенью - на запад. А богатырь - охотник так на небе и остался, охотится там круглый год, только поздней осенью его лыжи верхушек северных гор касаются.

Раньше старики каждую осень далеко к северным горам уходили. Встречали охотника того, расспрашивали, что нового на небе происходит, а затем людям рассказывали. Но теперь никто не ходит, оттого люди про небесные события и забыли. Оттого и мамка неба о бедах на земле ничего не знает. Думает, что все хорошо, раз не приходят люди к ней.

СКАЗКА ЧЕТВЕРТАЯ
Давным-давно это было. Пришли на землю холода-морозы лютые. Совсем плохо оленям стало, не могут они ледяную корку пробить, чтобы до травы - ягеля добраться. Людям плохо стало, голодно. Взмолились они духам небесным, помощи просят.

Спустился на землю тот всадник, что весной восход солнца встречает, осенью закат провожает, а летом и вовсе в подземный мир спускается. Услыхал всадник мольбу людей, плачь оленей голодных, прискакал к бабушке-солнце, говорит ей:

- Разжигай скорее костер свой, веток сухих подбрасывай. Совсем плохо людям и оленям жить стало, голодно. Всю землю льдом сковало. А бабушка-солнце ему отвечает:

- Рада бы я людям и оленям помочь, да вот беда - дерево, что посреди мира растет, от которого я ветки сухие беру - совсем зачахло-сгнило, нечего мне в костер подбросить, лед тот растопить. Скачи к старику-месяцу, может он что подскажет.

Прискакал всадник к чуму старика-месяца, про беду рассказал, а тот ему отвечает:

- Беда эта от сотворения мира пошла. Дерево это - жизнь, ветви - народы, роды и семьи. Умирают люди - ветки засыхают. Одни высыхают - другие нарождаются. Так и живет мир.

Да вот беда, возле корней того дерева таймень толстый живет. Хотел он хозяином на земле стать, да мамка неба под землю его прогнала. Оттого злится он на нее, сердится, червей-гадов разных на дерево то насылает, корни его грызет, погубить мир хочет, Когда первый раз беда эта случилась, собрались духи небесные, стали думать-гадать, как мир спасти. Долго они советовались. Решили болезни-немощи некоторые поймать и нового человека из них сотворить, с душой железной. Будет тот человек болезням-немощам как родственник, язык их понимать будет. Будет из людских душ болезни прогонять, будет их уговаривать не губить мир совсем.

Долго небесные духи такого человека искали, всю землю обошли, нашли, наконец, одного, чью душу совсем болезни-немощи, словно листочек зеленый, источили. Украли душу его больную.

Увидали люди, что человек тот совсем с ума сошел, испугались его и в дальнюю тайгу прогнали. Долго тот человек по тайге бродил, пока душа его по небу ходила, пока духи небесные страх и слабость из сердца вываривали, пока новую, железную душу не вдохнули, пока глаза всевидящие не открыли, пока со всеми добрыми и злыми духами не познакомили.

Очнулся тот человек, к людям вышел. Удивились люди, что живой он еще, что слова мудрые говорит, от болезней разных лечит, счастье приносит. Поверили ему люди. Новый чум в стойбище своем поставили. Стал тот человек по небу и под землей дорогами болезней ходить, язык их понимает - уговаривает мир не губить совсем.

Ожило дерево то, что посреди мира растет. Собрала с него веток сухих бабушка-солнце, в очаг бросила, разгорелся огонь тот ярко-ярко. Полог чума своего распахнула - снова тепло в мир пришло, лед-снег растаял, снова трава - ягель появилась. Олени сыты - радуются. И люди тоже довольны.

Но перевелись нынче на земле железные души, некому путями болезней-немощей ходить, некому с ними разговаривать, некому просить их уговаривать мир совсем не губить, оттого и беда эта. Скачи по земле, может быть, и найдешь того человека.

Поскакал всадник по земле, во все стойбища заглядывает, а ему кричат оттуда:

- Уходи, не останавливайся, болезнь-кровотечение здесь!

- Уходи не останавливайся, гнойная болезнь здесь!

- Уходи не останавливайся, жар-кашель здесь!

Скачет всадник дальше, видит два мужика бьются, по пояс разделись, рвут друг друга на части железными крюками, Спрашивает у них всадник:

- Что у вас? Отчего смертным боем бьетесь?

А те двое ему отвечают:

- Он у меня котел медный украл!

- Неправда это, наговаривает он, убить меня хочет!

- Уходи, не останавливайся, вражда-немощь у нас - оттого и бьемся.

Скачет всадник дальше, а кругом горе. Олени от голода едва бредут-шатаются, Люди страдают-мучаются, совсем злые болезни-немощи их одолели. Уже было, решил назад поворачивать, вдруг видит - на горе чум стоит чистый, ухоженный, олени кругом пасутся, дети бегают-играют, Зашел в чум тот, а там мужчина сидит, глазами огненными, злыми на всадника смотрит.

Пришла тут жена того человека и говорит:

- Совсем духи сумасшествия душу мужа моего изъели. Вот так и сидит целыми днями, оленей не пасет, на охоту-рыбалку не ходит. То рычит по-звериному, то по-птичьи щебечет. Все богатство готова отдать, только бы вылечить его от болезни этой!

Говорит тогда всадник тот:

- Нашел я того человека!

- Нашел я того человека!

Забрал он его душу и на небо умчался. Передал ее духам, делающим шаманов. Выварили те духи из сердца его страх-печаль, новое сердце отважное дали, глаза всевидящие открыли. Долго они водили того человека по небу, все учили, как с бедой той справиться. Как духов злых во тьме разглядеть. Как с болезнями-немощами разговаривать. Как счастье людям добыть. По всем местам провели, со всеми жителями неба и подземелья познакомили, чтобы знал он, кто из них людям вредит, а кто - помогает.

СКАЗКА ПЯТАЯ
Давным-давно это было. Жила на земле девка одна, сирота была. Голода на землю пришли, прогнали ее люди, кормить нечем было. Пошла девка в лес, к северным горам, долго шла, не заметила, как на небо забралась.

Провалилась она в берлогу небесного медведя, стала лапу его сосать, так и перезимовала. А по весне родились у нее два сыночка: человек и медвежонок.

Подросли ребята, на охоту пошли, за оленем погнались, да беда случилась - промахнулся человек, в брата своего медведя попал, Умирает медведь и брату своему говорит:

- Открою тебе страшную тайну - погибнет наш мир скоро. Опять вылез из-под земли Черный медведь, гонится он за оленем небесным, оленем "Золотые рога" - душой мира. Как загонит его на вершины северных гор - растерзает.

- Тьма тогда и небо, и землю накроет, не видно станет, кто враг, а кто друг. Нужно мир спасти, выследить медведя того, убить, сердце его вырвать и на камень положить. Тогда, из сердца его, вновь молодой олень возродится, вновь весна на землю придет. Не смогу я сделать это, умираю. Иди ты - убей медведя того.
А как умру я - шкуру с меня сними, мясо от костей отдели. Вложи кости в шкуру - душа моя вновь на небе возродится, а мясо мое людям отдай, чтобы не прогоняли они сирот в холода да голод. Сказал это и умер.

А с тех пор по весне люди праздник медвежий устраивают, радуются, что заступник у них на небе появился.

СКАЗКА ШЕСТАЯ
Давным-давно это было. Не было удачи на земле еще. Жил тогда один охотник. Пошел он как-то в тайгу, на охоту. Долго шел, метки потерял, ни в чем удачи у него не было.

Видит - посреди тайги чум стоит, а в чуме том красивая девушка. Говорит ему та красивая девушка:

- Оставайся со мной, будь мне мужем - удача тебе будет во всем.

Остался охотник тот у той красивой девушки, на охоту ходит, удача ему во всем.

Много лет прошло. Заскучал охотник, говорит он красивой девушке:

- Отпусти меня родителей моих повидать, жену свою повидать, детей повидать. Тоскую сильно по ним.

Говорит ему красивая девушка:

- Иди, удача будет тебе во всем, только не говори никому, что в тайге красивую девушку встретил. Родителям своим не говори, жене своей не говори, детям своим не говори!

Пришел охотник тот в свое стойбище, удача ему во всем. Спрашивают родители его:

- Отчего удача тебе во всем, уж не встретил ли ты в тайге красивую девушку?

- Нет, не встретил, охотник отвечает.

Жена спрашивает его:

- Отчего удача тебе во всем, не встретил ли ты в тайге красивую девушку?

- Нет, не встретил, охотник отвечает.

Дети спрашивают его:

- Отчего удача тебе во всем, не встретил ли ты в лесу красивую девушку?

- Нет, не встретил, охотник отвечает.

Прошли годы, удача ему во всем - заскучал охотник тот по красивой девушке. Собрался он на охоту, говорит родителям своим:

- Очень скучаю я по красивой девушке, не вернусь больше.

Долго шел по тайге, метки потерял, удачи совсем ему нет. Видит - посреди тайги чум красивой девушки стоит. Обрадовался охотник, в чум тот заходит, а там вместо красивой девушки старуха страшная, сгорбленная.

Испугался охотник - по тайге побежал. А собаки красивой девушки в медведей обернулись, погнались следом. Нагоняют медведи те охотника, терзают, но вырывается охотник - бежит дальше.

А люди все вспоминают охотника того, какая удача ему была. Ходят они по тайге, красивую девушку ищут. Да только найти никак не могут. А может быть, и находят, да только о встрече с ней никому не рассказывают.

СКАЗКА СЕДЬМАЯ
Давным-давно это было. Умели тогда еще люди с духами неба разговаривать. В то лето солнце высоко по небу ходило, долго, хорошо землю грело. Бабушка-солнце в те горы, что на юго-западе белеют, чум свой перевезла. Каждый день все дальше и дальше на юг откочевывала.

А как ночь наступила - вышла из темноты лосиха одна, по вершинам северных гор поскакала. Осенью и зимой совсем не видно лосиху ту, под землю она уходит, прячется от охотников - сыновей бабушки-солнце, которые за ней с весны по лето по небу гонятся.

В то лето бабушка-Солнце совсем далеко на юг откочевала. Священный очаг, что сыновья ее по небу везут, так жаром и пышет. С каждым днем солнце все сильнее и сильнее землю греет. Совсем реки-озера обмелели. Мучаются от жажды и олени, и зайцы, и волки и медведи. Совсем тайга высохла, пожары кругом, дым по всей округе стелется.

Взмолились люди духам небесным, помощи просят. Говорят им:

Зима лютая была, снежная, вся земля коркой ледяной покрылась, много оленей погибло, не могли они до травы-ягеля добраться, людей много от голода погибло. А теперь новая беда - засуха пришла.

Услыхали их духи небесные, на совет собрались, как людям помочь решают. А жара на земле все сильнее и сильнее становится.

Побежала тогда лосиха та по небу, подкралась к священным нартам, в которых сыновья бабушки-солнце по небу огонь везли. Схватила очаг тот и на восток побежала. Увидали беду ту ребята, следом погнались. Долго по небу ее гоняли, пока в восточные горы не загнали. Стрелы пускать стали.

Видит лосиха - не спастись ей, передала она солнце то сыночку своему - олененку маленькому, а сама дальше бежит. Увидали сыновья бабушки-солнце, что олененок вот-вот нырнет в ту дыру, что на верхушке неба и скроется. Бросились догонять его. Испугался олененок, выронил солнце, а сам в дыре той скрылся. Подхватили солнце птицы небесные, и на север полетели. А следом за ними и бабушка-солнце на север откочевала.

Стала жара спадать помаленьку. Ниже солнце по небу ходить стало. Пожары в тайге прекратились, травы-деревья желтеть-жухнуть перестали, снова реки студеные потекли, рыба в озерах заплескалась. Дожди пошли проливные. Между небом и землей мир установился, радуга появилась.

А лосиха та, как стемнеет - по восточному небу ходит, смотрит, как бы опять жары страшной не случилось. Как бы бабушка-солнце опять беды не натворила.

А ребята те по всему небу разбрелись, следят, как бы у них лосиха снова огонь не похитила.

СКАЗКА ВОСЬМАЯ
Давным-давно это было. Скачет по небу олень молодой - золотые рога его мир освещают. Радость и покой приносят.

Гонится за ним медведь Черный, растерзать его хочет. Хочет, чтобы тьма наступила, холода да стужа, чтобы земля вся коркой ледяной покрылась, хочет мир погубить.

Увидал беду эту охотник один, следом за медведем погнался, кричит, палкой машет. Да уж очень высоко олень тот с медведем забрались, быстро скачут. На самую высокую гору забрались. Не видать их уже.

Задумался тогда охотник тот, как мир спасти.

Не угнаться ему за духами небесными. На землю спустился, по вершинам гор северных идет.

Встретил на горе одной бычиху беременную, говорит ему бычиха та:

- Знаю про беду ту, знаю, что мир спасти хочешь. Как осень наступит, как птицы небесные на восток полетят - рожу я коня-сыночка, будет он помощником тебе, быстро будет по небу скакать, в горы высокие забираться.

Дальше охотник идет, женщину встречает, в лохмотьях вся, а на голове рога у нее железные. Говорит он женщине той:

- Скажи мне, мать душ железных, как мне медведя того победить?

А шаманка ему отвечает:

- Tот медведь страшный - злой, сильный очень, только стрелами огненными убить его можно. Чтобы не промахнуться - нужно из сердца твоего весь страх вырвать. Увидеть трудно медведя того, нужно тебе глаза новые - всевидящие открыть. Как родит бычиха та коня, садись на него и скачи по небу ищи тех духов, кто стрелы огненные куют, кто страх из сердца вырывают, кто глаза всевидящие открывают.

Сел на коня охотник тот, на запад поскакал. Встретил он братьев-кузнецов, выковали они ему стрелы огненные. Встретил он и других духов небесных - вырвали они ему страх из сердца, глаза всевидящие открыли.

Прискакал он в одно место. Видит - на самую высокую гору загнал медведь тот оленя "Золотые рога", набросился и растерзал. Тьма в мире наступила, померкло небо. Поскакал охотник тот дальше, глазами своими всевидящими медведя разглядел, слез с коня, пустил в него стелы огненные - убил того медведя.

Вырвал его сердце, на камень положил - засветилось сердце то, опять в молодого оленя превратилось.

Поднял олень тот голову свою, в небо посмотрел, встал на ноги и поскакал дальше на юг. Снова покой и радость в мир пришли.

Предисловие
Александра Медведь (Кувшинова), спонсора и редактора книги к её первому изданию 1997 года
ОБ АВТОРЕ
Андрей Ханов - художник, участник и организатор целого ряда выставок.

Художественное образование получил в мастерской известного петербургского художника Светослава Чернобай (о нем - "Art in America", April 1988).
Выставки:

1988:

"Авангард на заборе. Невский проспект", Ленинград.

"Фестиваль авангардного искусства". ДК Ильича, Ленинград

"Последний день совдепа". Ателье художника. Ленинград.

"Томат-паста - альтернатива соц-авангарду". Севастопольский выставочный зал, Москва.

"Современная фресковая живопись", дворы и парки Ленинграда.


1989:

"Психоделика без психоделиков". ДК студентов Ленинградского университета, Петродворец.

Персональная выставка. ДК студентов Ленинградского университета, Петродворец.


1990:

"Дорога сия". Новгородский государственный музей-заповедник, Новгород.

"Титаны русского возрождения. Коллекция В. Истратова". ЦВЗ "Манеж", Ленинград.


1991:

"Фестиваль ленинградских галерей". ЦВЗ "Манеж", Ленинград.

"Симпозиум моей души". ДК студентов Ленинградского университета, Петродворец.

"Плавающие картины". Музей Выборгской крепости, Выборг.

"Ленинград - три дня - Санкт-Петербург". Дом журналиста, С.-Петербург.

"Ковчег - ХХI век". Выставочный зал союза художников "На Охте".


1992:

Сотрудничество с галереями "Марс", Москва, Санкт-Петербург, "Анна", "Дельта", "Современное искусство", "Палитра", Санкт-Петербург, "Гете", "Бальбрин", Стокгольм.


1993:

"Весь Петербург". ЦВЗ "Манеж", С,-Петербург

"Современный автопортрет". ЦВЗ "Манеж", С,-Петербург

"Мир религиозных образов". Государственный музей истории религии, С,-Петербург .

Международный фестиваль "Российская семья", Павильон "Культура", ВВК (бывш. ВДНХ ССР), Москва.

"Традиционная культура народов Сибири". Новосибирский областной краеведческий музей, Новосибирск,

"Выставка сибирских художников". Новосибирская картинная галерея, Новосибирск.


1994:

"Возвращение к архаике". Дом Ученых новосибирского Академгородка, Новосибирск.

"Картина мира". Дом Ученых новосибирского Академгородка, Новосибирск.


1995:

"Сибирское искусство - связь времен". Томский художественный музей, Томск.

"Сибирская культура - связь времен".Музей Новосибирского государственного университета, Новосибирск.

"Человек - искусство - ритуал". Областной краеведческий музей, Новосибирск.

"Принципы сибирского искусства". Музей "Кузнецкая крепость", Новокузнецк.

Книга "Страна Оленья" (электронная верстка)


1996:

"Наскальная современная живопись - связь времен". Музей "Томская писаница", Кемерово

"Мы дети твои, Природа". Новосибирский областной краеведческий музей, Новосибирск.

"Храм Древних Богов Сибири". Разработка и презентация проекта постоянной экспозиции Красноярского краевого культурно-исторического и музейного комплекса (в сотрудничестве с академиком РАН В. Е. Ларичевым - о нем см "Курьер Юнеско" 70-е годы). В рамках этой разработки А. Ханов совершил путешествие по древним святилищам Восточной Сибири.


1997

"Молодые художники Иркутска". Иркутский художественный музей. Иркутск.

"Сказки Сибирской земли", Новосибирский областной краеведческий музей. Новосибирск.

Книга-альбом "Сказки Звездного Неба" (издательство "Росса", Новосибирск).

"Чистый чум": Новосибирский государственный университет, Новосибирск.

"Посвящение камней" (чтение сказок). Минусинский краеведческий музей.

А. Ханов - редактор и продюсер художественно-научного альманаха "Сибирское искусство" (№№1, 2, 1994г.).
Совместные проекты А. Ханова и А. Кувшинова:

  1. Книга поэтических афоризмов "Карты Неба и Земли" (колода из 64 карт - цвет, название цвета, афоризм)
  2. "Камни ВАСХНИЛа" (роспись камней, камлание)
  3. "Наскальная живопись" (Панно 600 кв. м., дамба новосибирской ГЭС)
  4. Многочисленные путешествия с духами трав-деревьев, птиц-зверей, Огня, Неба и Земли
  5. "Сибирская культура - связь времен", музей НГУ
  6. "Сказки Сибирской Земли", краеведческий музей, Новосибирск
  7. "Праздник Чистого Чума", площадь НГУ
  8. Путешествие "Гора солнца (Хакасия) - гора Тепсей (Енисей)"
  9. Посвящение камней, Минусинский краеведческий музей
ПРЕДИСЛОВИЕ
Со школьных лет мы привыкли понимать под мифологией древние, преимущественно греческие и римские сказки о богах, о сотворении мира и подвигах великих героев.

Но мифологические представления присутствовали в духовной жизни всех народов, во все времена. Просто цивилизованный мир очень долго не замечал этого факта.

Сравнительно поздно, в XIX веке, в научный обиход вошли мифы Древнего Египта, Месопотамии, Скандинавии, а затем, уже в XX, веке стали доступны мифы других народов мира. Изучение древних и современных мировых религий (брахманизма, зороастризма, даосизма, буддизма христианства, ислама) показало присутствие и в них мифологической основы.

Древняя мифология питает не только религию, но и искусство; литературу, музыку, живопись. Во все времена великие поэты, композиторы и художники выражали свое отношение к идущему из глубочайшей древности знанию человечества о космосе, природе и месте в ней человека

Мифология народов Сибири, как впрочем, и их история, до сих пор была доступна лишь узкому кругу специалистов (археологов, этнографов, философов). Но научное познание мифа, лишенное эмоциональности, не дает возможности воспроизвести миф, погрузиться в его атмосферу для этого требуются иные, художественные средства. К тому же наука не обладает всей полнотой знаний о запечатленном в мифах и сказках древнем восприятии мира, не дает никаких сведений о мыслях и чувствах наших предков и поэтому любой логический анализ - не более чем версия того, что было на самом деле. Все наши рассуждения о древних мифах - современный миф о древности.

Миф - не логичен, загадочен и эмоционален. Как оценить то, что расширяет внутренний мир человека, наполняет его смыслом и гармонией?

Мифы народов Сибири обладают удивительной силой и очарованием. Это сплав древнейших сказок человечества - верований каменного века с духовным наследием индо-иранской цивилизации.

В последние годы в искусстве Сибири все четче проявляется стремление художников, музыкантов и литераторов проникнуть в загадочный мир этого мифа. Конечно, речь идет не об открытии утраченной древней мифологии, но о создании новых (мифологичных по своей сути) взглядов на мир, природу, космос.

Как относиться к новой мифологии? Принять как данность или отвергнуть как фантазию? Простого ответа на этот вопрос нет и не может быть. Современный мир приемлет от искусства только прагматические спекуляции на эмоциях и чувствах человека. А от художника - эмоциональной убедительности и все новых и новых неординарных поступков. А нечто большее, стоящее за всем этим - искусство так и остается искусством, его удел - вечность. В наше время новое в искусстве - большая редкость, и оттого ценность любого прорыва в неизведанные миры чрезвычайно велика.

Мы все еще очень мало знаем о Сибири, о ее истории и древней культуре. Наглядно и образно представить саму сказочную интонацию, присущую духовной культуре древности, - вот цель издания этой книги-альбома.

К тому же это просто интересно. Возвращение древних сказок, древнего миропонимания обогащает нашу жизнь, делает ее полнее и осмысленнее.

"Древняя сказка Сибири", основанная на лунном зодиаке, - забытая ныне мистерия древних богов нашей земли.

Человек слаб.
Живет он на земле.
Но душой подобен богам.
Чтобы обрести силу богов,
Человек обязан разделить с ними
Ответственность за судьбу мира.

Ыэртан Каолта

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА
Если посмотреть на нашу жизнь немного повнимательней, то окажется, что человек в Сибири все еще живет среди степей, лесов, рек, озер под куполом мерцающего звездного неба.

Построенные людьми города и села теряются на этих бескрайних пространствах то заснеженной, то изжаренной солнцем, то укрытой туманами Страны Оленьей.

Природа находится в непрерывном движении: весна сменяет зиму, лето - весну, осень - лето, зима - осень, весна опять сменяет зиму.

Солнце восходит и заходит, звездное небо вращается, а все время меняющийся серп луны - небесный бык - скачет среди эфемерных образов занебесья - лосей, всадников, птиц, медведей, оленей.

С глубокой древности человек удивленно наблюдает это движение природы, пытается постичь его смысл. Нам такие мифопоэтические открытия предков кажутся наивными сказками, но для древних сказка была самой настоящей правдой, взглядом на мир, какой он есть.

Небо над нашей головой полно таинственных образов, наблюдать которые чрезвычайно занимательно.

В феврале наиболее заметное созвездие - ковш "Большой медведицы". Но приглядитесь повнимательнее - ручка ковша - явный хвост, а сам ковш - массивные бедра Небесного оленя. Чуть ниже можно разглядеть его задние ноги, а правее слегка вытянутые вперед передние, голову с великолепными ветвистыми рогами, увенчанными Полярной звездой.

Февраль - месяц "Водолея". Это означает, что на февральском ночном небе можно увидеть все, что угодно, только не созвездие "Водолея". Оно вместе с солнцем показывается днем и потому не видно. А видно - "противоположное" созвездие "Льва". Скачет тот всадник небесный по вершинам северных гор. Еще в глубокой древности жрецы Сибири заметили, что луна за год успевает 12 раз пройти полный круг среди созвездий, а солнце - один раз. Оттого и пошло деление небосвода на 12 частей, 12 месяцев, 12 основных созвездий, в образах которых древние, с присущим им воображением, видели могущественных существ другого мира, сотворивших землю и вершащих судьбы ее обитателей.

В переводе с греческого "зодиак" означает - "круг животных". Этот "круг", по которому "ходит" не только луна, но и солнце, планеты - повторял те образы, которые окружали человека на земле. Естественно, что сказочный "сибирский лунный зодиак" отличается от лежащих в основе современной астрологии солнечных зодиаков Древнего Египта, Месопотамии, Греции.

Бежит по небу величественный олень - созвездие Большой медведицы. Золотые рога его, окрестности Полярной звезды, - мир освещают. Гонится за оленем тем Черный медведь. А за медведем тем гонится охотник, хочет оленя спасти, мир из мрака вывести. Небесная дева - "Лесная красавица" - встречает того Черного медведя и рожает от него двух сыновей: человека и медвежонка. Подрастают ребята, и на охоте человек случайно убивает брата - медведя. Когда на землю приходят холода спускается с неба "Всадник", скачет по земле, встречает того человека, кто мир сможет спасти и на небо его забирает. Бредет тот человек по небу и видит, как медведь молодой гонит по небу молодого оленя, но догнать их не может. Встречает он бычиху беременную. Обещает она коня родить богатырского.

А мать-лосиха следит с весны по осень, чтобы бабушка-солнце жары страшной на землю не напустила. Сыновья бабушки-солнце разбрелись по небу - сторожат ее священный очаг - солнце-огонь. Идет тот человек по небу, встречает старую шаманку, коня находит, скачет на коне том, встречает братьев-кузнецов. Куют они тому всаднику стрелы огненные.

Но Черный медведь нагоняет "Оленя-золотые рога", убивает его. Мрак в мире настает. Догоняет человек Черного медведя, стреляет в него огненными стрелами, убивает.

Возрождается молодой олень и снова по небу скачет, снова рога его золотые мир освещают.

А планеты, что яркими точками блуждают по небосклону и судьбу людям предсказывают, - сыновья и дочки бабушки-солнце и старика-месяца. Бегают они по небу, играются, то вперед бабушки-солнце забегут (и тогда видны на утреннем небе), то отстанут (и видны на небе вечернем), то совсем далеко убегут и всю ночь светятся.

Когда-то, очень давно, многие миллионы лет тому назад, люди умели разговаривать со звездами и наслаждались счастьем непосредственного восприятия мира. Но затем это счастье утратилось и, чтобы не потеряться в этом мире, человек развил в себе разум. Разум снова объединил людей, породив язык, искусство, науку. Последние жрецы древних богов сказочным языком записали путь разума в образах ночного неба. Затем, спустя десятки тысячелетий, когда это знание утратилось, человек доверился науке.

Но ничего в этом мире не исчезает бесследно. Казалось бы, навсегда утраченные способности все еще будоражат умы и души. Вновь и вновь возвращаются к людям древние сказки.

Увидеть эту сказку нетрудно. Если прислониться спиной к ветвистому дереву и посмотреть вверх, то можно увидеть, как на его ветвях, подобно листьям, растут звезды и, подобно птицам, восседают небесные божества.

Это и есть то сказочное дерево, что растет посреди мира, ветви его достигают неба. До сих пор на сибирской земле сохранилось много древних святилищ - мест, где (при желании) воочию можно увидеть духов природы, или хотя бы ощутить их присутствие, но не так много дорог, ведущих к таким местам. Дороги эти идут по земле, по небу, по ветвям деревьев. Дороги эти идут по сердцу человека, по словам древних сказок. Сказка ' невидимая часть нашей жизни, она окружает нас повсюду. Мы уже привыкли и поверили, что небо над нами населено галактиками, планетами, космическими кораблями, пришельцами. Но это тоже сказка, хотя и современная. Мы многое забыли из древних знаний, многое напугали в них, но так и не смогли отделиться от роднящего нас со звездами мирового дерева, не смогли разрушить сказку, потому что сказка - основа разума человека.

Так какая она, эта дорога?

Какая она, древняя сказка Сибири?

1996, Станция Тулун Иркутской области - Лондон - Новосибирск 1997.

В 2016 году выяснилось, что Андрей Ханов выжил, но потерял память. Его обмороженного нашли в 500 километров западнее реки Лена и реанимировали. После чего он уехал в Лондон на электричках и написал эту книгу.

В настоящее время Андрей Ханов живет и работает в Москве. Его новая книга "Постпрагматизм" 2015
Постскриптум 2018
Идея о звёздном происхождении мифов сибирских народов посетила художника Андрея Ханова на выставке ГМИР "Мир религиозных образов" - связь времен, в питерском ЦВЗ "Манеж", в 1993 году. Каждый отдел музея истории религии (по конфессиям) выбрал работы художника для экспонирования с основной коллекцией (Рембрандт в отделе протестантизма, Джотто в католическом отделе, Хукусай в отделе дзен и так далее).
Сотрудники отдела шаманизма ГМИР выбрали большие абстрактные серо-серебристые полотна Андрея Ханова и подвесили на них шаманские бубны и металлические фигурки. Художник сразу увидел их как звезды и созвездия на карте ночного неба.

- Зачем они это сделали? Художник спросил у директора музея Алексея.
- Им нравится. Так по их мнению и должен выглядеть миф - серо-серебристое пространство сна. Настоящий мир этих предметов. Не думайте, что этнографы изучают шаманизм, они его проповедают. Шаманизм - лучшее, что было у человечества.
- И кто может рассказать мне о шаманизме подробнее?
- В Новосибирске живет Измаил Гемуев, он написал книгу "Религия манси", он связал религию манси с митраизмом.
- Я еду в Пулково прямо сейчас.
Приехав в Новосибирск художник познакомился с Измаилом Нуховичем Гемуевым, с Влаилем Петровичем Казначеевым, с Виталием Епифановичем Ларичевым и многими другими энтузиастами возрождения сибирских мистерий. Андрей Ханов издает литературно-художественный альманах в котором публикую работы своих друзей..

В Кемерово, председатель местного Союза художников Рудольф Корягин показал Андрею Ханову последние астрономические работы красноярского художника Андрея Геннадьевича Поздеева (позже они сгнили вместе с галереей Рудольфа). В Красноярске Андрей Ханов знакомится с Андреем Геннадьевичем, также с Александром Федоровичем Ефимовским, директором местного художественного музея, а через него с Михаилом Павловичем Шубским, директором музея В.И.Ленина, с художником Владимиром Феофановичем Капелько, его продюссером Геннадием Борисовичем Гардомысовым и многими другими энтузиастами создания нового художественного языка на основе сибирских мифов.

Проходят выставки в музеях городов Сибири, часто этнографические коллекции совмещаются с художественными. В городе Новокузнецке художник получает мастерскую, где пишет картины и книгу "Страна Оленья". Книги и картины художника уничтожаются церковью.

Дочка Рудольфа Корягина, Евгения Демидова, работая в одном из музеев Кемерово, спасает от сожжения около 100 работ Андрея Ханова и становится их хранителем. Фото ниже.
Одна из выставок проходила в музее НГУ.
Вспоминает Лидия Воробцова, директор музея НГУ
Газета "Университетская жизнь, 1995"
1995-й. «Плодоносный» год для музея НГУ

Этот год стал для истории Музея знаменательным и переломным. Выставке, которая была организована в этом году по масштабам, наверное, не было равных. Это была археологическая выставка «Сибирская культура – связь времен». Выставка отразила представление древних людей об устройстве мира, в основе которого – принцип трех мерности.

Все было обтянуто тентом; внизу находились археологические экспонаты, средний «мир» был представлен копиями петроглифов наскальных рисунков народов Сибири, а верхний уровень – картинами художника Андрея Ханова, который специально для этой выставки написал их.

На открытии выставки выступили юная Пелагея Ханова и «Тихий театр» Александра Кувшинова. Это была одна из самых интересных выставок. А год этот стал переломным, после него мы твердо решили, что необходимо разнообразить «жизнь» нашего музея.
Другое воспоминание, о другой выставке Андрея Ханова, Евгении Демидовой, хранителя музея-заповедника Томская Писаница

От Мифа к современному искусству, 2012

• ...Выставка, объединившая работы самых разных авторов, посвящена теме философского и художественного осмысления культурного наследия древних цивилизаций. Так, например, Андрей Ханов родился в Новосибирске, сейчас живет в Москве. С 1985 года выставляет свои работы в городах Сибири, музеях Санкт-Петербурга, Москвы. Автор наслаждается цветом, линией, потоком краски, размышляя о вечном, представляя живопись как музыку..."

21.06.2012 Министерство Культуры Российской Федерации - о выставке "От мифа к современному искусству")

В работах Ханова восстал интересный и самобытный мир этноархаики. Это искусство символическое, иносказательное, во многом основанное на мифологизации сознания. Приобщение к нему – это интерпретация древнего и всегда живого культурного наследия. Этноархаика – это новое прочтение зашифрованных образов-символов, воплощение канонов изобразительного языка, которые и определяют новизну, свежесть и глубину картин Ханова.

В общей сложности получилось более ста работ, которые заняли достойное место в художественной коллекции основного и научно-вспомогательного фондов. Это и послужило отправной точкой для создания художественной коллекции, так как специфика музея – наскальное первобытное искусство. Собственно музей начал свое существование именно с памятника наскального искусства «Томская Писаница»…

Историко-этнографический музей-заповедник «Шушенское» Четвертые Рехловские чтения Сборник материалов межрегиональной научно-практической конференции (12-13 февраля 2015 г.) Шушенское

Картины Андрея Ханова из художественного фонда музея-заповедника «Томская Писаница » как отражение художественной культуры древних в Сибири.

Произведения новосибирского художника Андрея Ханова представлены в художественном фонде музея-заповедника «Томская Писаница». Художник пытается связать с помощью изобразительных средств образы и знаки исторической древности своей земли с самыми новейшими тенденциями. Долгое время Андрей Ханов работал в этноархаике. Это художественное направление позволяет применить духовное освоение мироздания древних с точки зрения взаимоотношения таких основных его частей, как природа и человек (например, памятник наскального искусства «Томская писаница»). Это новое прочтение зашифрованных образов-символов, воплощение канонов изобразительного языка, которые и определяют новизну, свежесть и глубину картин Андрея Ханова.

Ключевые слова: этноархаика, искусство, образы, символы, археология, этнография, фольклористика, история, этнология, мифологизация, картина мира, архетипический миф, дистанция, прошлое, настоящее, мировое дерево, трехчастность мироздания, образ медведя.

Искусство является ядром художественной культуры, это один из важнейших факторов познания человека и окружающего его мира. С точки зрения Маркса и Энгельса, искусство относится к одному из способов отражения действительности. Они были твердо убеждены, что нет принципиальной разницы между искусством и наукой. Подлинное искусство способно точно так же, как и наука, проникать в глубинные процессы общественной жизни, через изображение человеческих характеров, страстей и конфликтов выявлять законы жизни общества [5, с. 16]. Предлагая это знание, искусство повышает социальный опыт людей морального, нравственного характера, аккумулируя ценностные установки индивидуального и коллективного бытия людей, делая их явными, ощутимыми посредством художественного образа. Искусство предлагает свой вымышленный мир таким образом, чтобы акцентировать внимание на проблемах нравственного, этического, эстетического и иных, которые актуализируются в художественных произведениях новосибирского художника Андрея Ханова, представленных художественным фондом музея-заповедника «Томская Писаница».

Направление, в котором долгое время работал Андрей Ханов, – этноархаика. Вплоть до 1990-х гг. это направление было социально желательным и идеально практикуемым направлением. Художник пытается связать с помощью изобразительных средств образы и знаки исторической древности своей земли с самыми новейшими тенденциями. Из этого я заключаю, что искусство не только знаково, но и автохтонно, так как стремится выразить сущностные качества «духа своего места», «духа своей территории» через обращение к знакам исторического прошлого. Этноархаика позволяет применить духовное освоение мироздания древних с точки зрения взаимоотношения таких основных его частей, как природа и человек. Это новое прочтение зашифрованных образов-символов, воплощение канонов изобразительного языка, которые и определяют новизну, свежесть и глубину картин Ханова. Художник пытается ощутить очарование утраченной ныне, но существовавшей изначально их сопричастности друг другу и гармонии, с помощью древних символов, существовавших на территории Сибири. Символы, в свою очередь, дают возможность интерпретировать картину мира разных культур, времен и т. д. [2].

По определению советского литературоведа Б. С. Мейлаха, «художественная картина мира» – воссоздаваемое всеми видами искусства синтетическое панорамное представление о конкретной действительности тех или иных пространственно-временных диапазонов» [4, c. 296]. Картины А. Ханова – это попытка современного прочтения художественного наследия как некую художественную картину мира, которая выражает художественно-эстетические черты и этнически-уникальную мировоззренческую систему народов Сибири. По словам самого художника, он попытался найти первобытную суть искусства, услышать тот «месседж», который хранят места, такие, как святилища с наскальными рисунками. В данном случае говорится о памятниках наскального искусства Сибири.

Главной чертой его картин становится не столько творческая переработка этнографического и исторического материала, сколько проникновение через древность к первобытному, к первоосновному языку, что позволяет художнику приоткрыть тайну мира, приобщиться к сакральному и создать свой архетипический мир (миф). По сути, это бытописание: тщательно разработанный этнический типаж, «архетипический» сюжет и обряд (охота, свадьба). Результатом становятся мощные и глубокие художественные произведения – полисемантичные тексты, поддающиеся разнообразным интерпретациям. При этом не примитивизируется смысл художественных текстов, а обогащает собственными коннотациями. Первобытное искусство сохраняет свое обаяние именно потому, что оно отражает ту степень истории, которую называют «колыбель человеческого общества» [5, с.15]. Картины – это и есть первобытный миф в красках. Тем самым современное изобразительное искусство становится близко первобытному искусству. Сама по себе каждая работа А. Ханова – это отдельный сюжет огромного каменного полотна, дошедшего до наших дней, в контексте памятника наскального искусства «Томская писаница». Приобщение к нему – это интерпретация древнего и всегда живого культурного наследия.

В его картинах Вселенная представлена как нечто самостоятельное, живое, что можно выделить как организм, который бесконечен во времени и пространстве и развивается по своим законам. Суша представлена как создание лосихи или птицы, например, уточки (рис. 1), по замыслу Создателя или Верховного Божества. Вселенная представляет собой трехчастную картину мира: это верхний (небо) – в виде дуги с двумя или тремя светилами (восходящее, заходящее и луна), средний (мир людей) и подземный мир (мир мертвых). Небо, как и в начальный период творения мира, продолжает выполнять для мастера главную, созидающую функцию. Земля активизирует в себе энергию всего, что произрастает на ней, и передает эту силу небу, а небо в свою очередь насыщает солнечной силой землю и человека.

Основные отношения складываются между верхним и средним мирами, где показано много сцен охоты. Например, изображение древнего охотника на лыжах во время охоты.

Очень часто в работах используется образ медведя как божества (в частности, умирающего и возрождающегося), хозяина и духа леса, в которого может обернуться только шаман, оберегающего животных и птиц от браконьеров (рис. 2). Медведь – один из главных героев животного эпоса, сказок, быличек, песен, загадок, поверий, заговоров и т. д. Медведь также является героем мифологического сюжета о небесной охоте, в котором медведь охотиться за лосем, пока тот на огромных своих рогах несет солнце, а когда настигает его, убивает, и наступает тьма. Этим сюжетом древние объясняли смену дня и ночи. Андрей Ханов зачастую изображает медведя как образ огромной скалы или горы, образ которого взят из мифологии народов Севера.

Подземный мир представлен лодками, которые плывут по воде и на которых перевозили души умерших людей. А между ними изображение мифологического существа, напоминающего собаку, которая, охраняя вход в подземное царство, встречает эти лодки.

В картинах, как в космогонических мифах, Андрей Ханов описывает мировое дерево как вертикальную модель мира, которое соединяет небо с подземным миром (рис. 3). По вертикали обнаруживаются противопоставления верх – низ, небо – земля, земля – нижний мир, огонь (сухое) – влага (мокрое) и другие, с достаточной полнотой и точностью идентифицирующие мифологические персонажи и мир, в котором они действуют. С помощью мирового древа различимы: основные зоны вселенной – верхняя (небесное царство), средняя (земля), нижняя (подземное царство) (пространственная сфера); прошлое – настоящее – будущее (день – ночь, благоприятное – неблагоприятное время года) [1].

Мифологизация в работах Андрея Ханова представляет собой огромный пласт первобытной культуры и искусства Сибири, который малоизвестен современному человеку, и который очень притягателен для человека, живущего в мире технологий, безумных скоростей. Современный человек чем-то похож на первобытного древнего охотника. У человека эпохи бронзы, раннего железного века главной целью была охота, чтобы прокормить свою семью. У современного человека это та же «охота», но только за деньгами, для того, чтобы дать своей семье самое необходимое. Основываясь на факторе «охоты» можем говорить о близости столь разных по временному отрезку, но столь близких по духу культур. Основной функцией творчества А. Ханова является «прокладывание моста» между культурой первобытной и современной, а сам художник является посредником между картиной и зрителем, он, как бы вживаясь в ту эпоху, ставит себя на место древнего охотника, то есть, сжимая временной отрезок с древних времен к современности, разрушает эту дистанцию.

Сам Андрей Ханов родился в Новосибирске. В 1990-х гг. много работал в Сибири: в Кемерово, Новокузнецке, Прокопьевске, Томске, Абакане, Краснообске, Красноярске, Иркутске, в поселке Хужир на остове Ольхон на Байкале, в мастерских других художников. Организовывал выставки в музеях, изучал древние памятники, преподавал и много путешествовал по Сибири, как один, так и в составе археологических и этнографических экспедиций.

Результатом его художественных изысканий явилась попытка в своем творчестве сконцентрировать и сохранить опыт исчезающих или уже исчезнувших культур народов Сибири. Каждая картина – это как находка археолога, чтобы ее заполучить художнику, как и археологу, приходиться много делать «раскопок», чтобы представить на суд зрителя свое очередное произведение как вымученное, «выношенное», обдуманное и тысячу раз передуманное, знание. Художник погружается в глубокое изучение этнологии, археологии, мифологии, истории, причем изучение не только «кабинетного», но и полевого характера. Художник преодолевает культурную дистанцию между собой и своим материалом в процессе создания художественного текста, пытаясь сконцентрировать и сохранить духовный опыт, материальную культуру древних, о которой современный зритель может узнать с полотен известных художников.

Евгения Демидова,
старший хранитель отдела фондов ГАУК КО Историко-культурный и природный музей-заповедник «Томская Писаница», г. Кемерово.
2012
Праздник Чистого Чума 1997г.

Праздник Чистого Чума 1997г. Известия, 7 мая 1997 года, среда №84(2497) стр.6.

В Академгородке устроили праздник шаманов.
Елена Лашко, журналист


До того как напротив университета был построен чум, многим казалось, что никакими новаторствами Новосибирский академгородок уже не удивить. Чум был самый обычный - треугольный, диаметром около 6 метров. Правда, вместо шкур были использованы абстрактные полотна художника Андрея Ханова - инициатора данной акции.
T004

Строить чум художник научился, путешествуя два года по Восточной Сибири. Во время странствий Андрей Ханов стал вхож во многие чумы, был принят в тувинский род в качестве равноправного члена. Вопреки всем достижениям социализма многим кореным северным народностям удалось сохранить элементы разноплеменного общественного строя. Завоевать любовь будующих сородичей с первого взгляда Андрею Ханову не удалось. Случилось так, что он решил сплясать в голом виде на скале, мимо которой по реке проплывали на лодке несколько почтенных тувинцев. Увидев пляшущего на скале человека, шокированные тувинцы напоролись на косу. Сами северяне ходят по горам и селениям в обычных цивильных костюмах, пошитых на местных фабриках. Простить варварскую выходку странствующему художнику тувинцы смогли лишь после того, как узнали что ему приходилось находиться одному в тайге три дня подряд. От белого человека такого подвига ожидать невозможно. Обязанности художгика в роду заключались в пении гимнов в честь солнечных богов.

Принимая художника в род, тувинцы вспомнили собственный древний обычай. Суть его в том, что новобранец обязательно должен был прокатиться на коне. Тувинцы шутки ради подсунули наивному художнику необъезженную кобылу с длинной черной шерстью. Сиганув с горы и добежав до ближайшего колодца, кобыла встала на дыбы. В горы довольная кобыла поскакала уже налегке. Пытаясь ее догнать, художник пробежал несколько километров. Напрасно будущие сородичи кричали ему в след "не надо" по тувински. Этого языка художник не знал.

Зато тувинцы, как впрочем и прочие сибиряки не знали, что означают оставленные их предками наскальные рисунки. Боги, звери, солнце... Возраст самого древнего рисунка 40 тысяч лет, однако стиль, в котором выполненные рисунки более всего напоминает авангардный.

У подножья одой скалы под Крсноярском художник обнаружил изображение карты звездного неба. На первый взгляд картина представляла хаотические фигурки фантастических существ. Три дня художник разглядывал наскальных зверушек, пытаясь разобраться, есть ли в картине какой-нибудь порядок. И сорвался с самой вершины. Счастье, что пролетев всего несколько десятков метров зацепился за выступ рюкзаком. Взглянув после этого происшествия на древние рисунки, художник вдруг понял, что один из рисунков напоминает созвездие Большой Медведицы.

Оказавшись в Красноярске, художник "загнал" перерисованную со скалы картинку в компьютер, вместе с картой звездного неба, одолженной у знакомого астронома. Все совпало. Компьютер сразу сгорел.

Вернувшись в суету городов, Андрей Ханов сталу стал рекордсменом по числу устроенных выставок собственных картин и изданных книжек. Кроме того, благодаря художнику в Кемерове сейчас производится пиво "Томская писаница". И еще Андрей Ханов увлекся инопланетянами, он пишет картины, в которых знатокиобнаруживают космическое происхождение.

В 1991 году увлечение художника привело к небольшому международному скандалу.Началось все с того, что один знакомый Андрея Ханова насмотрелся его картин до такой степени, что позвонил на ленинградское телевидение и оповестил сразу несколько программ, что в доме на Сенной площади живет инопланетянин (адрес художника). Но тогда, из всех программ встретиться с инопланетянином решились только "600 секунд".

Основной целью возведения в Академгородкетувинского чума, по словам Андрея Ханова, было возрождение праздника "Чистого чума",. Последний раз такой празник справлялся в Росси в 1914 году на Таймыре .

Праздник "Чистого чума" в Академгородке сопровождался шаманскими песнями и плясками в исполнении артистов-добровольцев. Сам Андрей Ханов, сидя в чуме, рассказывал сказки, написанные им по мотивам сказаний северных народов. Академгородковская общественность по началу удивилась, но вскоре пришла в себя и активно прсоединилась к празднику.

После окончания представления в чуме смогли побывать все желающие, предварительно задобрив северных духов жертвоприношениями в виде монеток, водки и сигарет. Жертвоприношения складывались в специальный ящик. Водка, впрочем немедленно из него извлекалась и употреблялась. Общественность распевала в чуме песни.

Чум после этого простоял еще три дня.

НОВОСИБИРСК
В настоящее время художник Андрей Ханов живет и работает в Москве.
This site was made on Tilda — a website builder that helps to create a website without any code
Create a website