Авангард на заборе 1988
(дипломная работа аспирантов факультета журналистики западноберлинского государственного университета)
После уничтожения выставки, на второй день, сотрудники КГБ выстроились в шеренгу, не давая участникам возобновить акцию. Сергей Пузанов облил сотрудников КГБ фломастерными чернилами. Те стали гоняться за ним по стройке вокруг Казанского собора и тоже обливать чернилами. Затем, поймали и вылили ему на голову трехлитровую банку нитрокраски. Сергей вырвался, побежал и спрыгнул с правой колоннады в кучу песка и камней, воткнулся в неё головой, по плечи и задрыгал ногами.

Сотрудники КГБ вытащили его из кучи за ноги и на руках отнесли в милицейский уазик. К окну которого он прижался щекой. Это были последние кадры фильма "Авангард на заборе 1988", который снимал Андрей Ханов.

Первоначально фильм снимали Анна и Урсула, аспирантки факультета журналистики западноберлинского государственного университета, приехавшие в Ленинград для съемок дипломной работы о художниках в СССР.

Они засняли момент уничтожения выставки. В толпу въехал грузовик-самосвал и протаранил забор. Толпа зрителей отшатнулась от забора с картинами. Наступила тишина. Ян Сер закричал "спасите хоть что-нибудь". Из толпы стали выбегать люди, хватать с забора неповрежденные картины Яна. Седом за за ними шли рабочие в промасленных спецовках, рвали и забрасывали картины к кузов грузовика, вместе с останками забора. Сотрудники КГБ, в белых рубашках оцепили место выставки.

Испугавшись КГБ Анна и Урсула отдали камеру самим художникам. На второй день съемки продолжились. Сотрудники КГБ заметили это и потребовали отдать им кассету. После бегства на водном такси по каналу Грибоедова, съемочной группе удалось оторваться от погони КГБ и закопать фильм в песке на пляже возле Петропавловской крепости. Вечером того же дня фильм официально передали в Консульство ФРГ.

На третий "мистический" день акции из участников остался только Андрей Ханов, майор КГБ попытался провести c ним воспитательную беседу, но художник указал ему на старую могильную плиту, которая лежала на стройке. На ней было выбито "Ханов". Майор уставился на эту надпись и простоял так до вечера.

А за ним из окон, находившегося по близости здания наблюдали научные сотрудники государственного музея истории религии и атеизма. Они восприняли происходящее, как неизвестную им новую религиозную практику и через пять пригласили участников акции "Авангард на заборе" сделать совместную выставку, сопоставив современные работы и религиозную живопись всех времен и народов из коллекции музея.
Долина счастливых гор 1996
(фильм Дмитрия Лазуткина, Касноярск)
В 1996 году Красноярский культурно-исторический и музейный комплекс ("Музей на стрелке", бывший музей В.И.Ленина) - пригласил Андрея Ханова для создания новой экспозиции музея, вместо утратившей актуальность - к тому времени - ленинианы. В качестве концеции новой экспозиции музей рассматривал научную работу Виталия Ларичева.

В музее уже находился коммерческий музей ретро-мотоциклов, организованный Гардомысовым. Ранее Гардомысов выступил на заседании ЮНЕСКО с докладом об уникальной коллекции копий древних наскальных рисунков, затопленных при строительстве Красноярской ГЭС. Эти копии выполнил художник Владимир Капелько.

Гардомысов, в своем докладе сообщил, что сами памятники уничтожены и эти рисунки являются единственными копиями и потому должны быть приравнены к оригиналу. Получив соответствующее решение, он предложил Дайче банку принять данную коллекцию рисунков в качестве залога для кредита для Саянского алюминиевого комбината.

В это время, в мастерской художника в Абакане прорвало трубу и все рисунки погибли. Но когда в 1990-х годах - по причине экономического кризиса - уровень красноярского водохранилища был снижен и рисунки каменного века обнажились, оказалось, что они не пострадали. Андрей Ханов проявил инициативу по спасению культурного наследия. Художник заявил, что фотографии рисунков не передадут их подлинного значения и необходимо реконструировать сам обряд поклонения древним Богам и повторить его в музее Ленина в качестве его новой экспозиции. Научная конференция, собранная музеем по этому поводу сначала затопала ногами, но затем приняла решение утвердить концепцию такой экспозиции.

Внезапно Гардомысов, пришел в мастерскую художника в музее и предложил снять такой обряд поклонения древним Богам на видео. Одновременно в музее проходило биеналле современного искусства и он предложил показать фильм на этом биеналле.. Гардомысов оплатил режиссеру Дмитрию Лазуткину съемку фильма. Папа Дмитрия, Николай, егерь из Эвенкии, как раз гостил у сына и согласился отвезти экспедицию на служебном уазике. Бензин оплатил Гардомысов.

Через некоторое время Гардомысов признался, что сделать это предложение его вынудили обстоятельства, убегая от киллера, он забежал в первую попавшуюся дверь, офис биеналле, но там не было в что переодется и он зашел в соседнее помещение, где тайком переоделся в рабочий халат художника. А идею фильма высказал экспромптом, для прикрытия, когда его заметили.

Экспедиция приехала в "Горы Счастья", в качестве рабочего к ней присоединился Александр Лотыш, брат Гардомысова, проживший всю жизнь в Эвенкии. Его вагончик снесло наводнением и пришлось переселиться в город.

Отсняв материал экспедиция вернулась в город и решили переночевать у брата Гардомысова. Ночью, напившись он разорвал видеокассету в мелкие клочья.
Авангард на заборе 1988+30 лет
(фильм Сергея Кухарук)
Выставка продолжается, отзывы пишут
Дожди только усиливают композицию

Ниже - расшифровка текста фильма с некоторыми уточнениями (для перевода - что понятно в Москве не всегда понятно в ЕС и США)

1) Россия, Московская область, Красногорский район, Ильинское шоссе, между поселком Петрово-Дальнее и селом Дмитровское. Место впадения реки Истра в Москву реку. Чистое поле.

Картины Андрея Ханова.

Одновременно выставку в Савангер, Норвегия проводит Елена Лиебич (Зайцева).

Помним всех участников той выставки 1988 года, в Ленинграде на Невском проспекте 32-34, уничтоженной КГБ, кто не дожил до этого дня: Ян Сер, Тимур Новиков, Сергей Перцев, Антон Волин, Юрий Тибо.

http://www.encspb.ru/object/2804728886?dv=2853961040&lc=ru

(подробнее о Концессии 1988-2018)

2) Авангард на заборе 1988 +30 лет.

3) Андрей Ханов загружает картины в грузовик.

- (Бумага) тоже понадобиться?

- Да! Для афиши. И стихи писать будем.

- Это я могу, стихи писать

4) Андрей Ханов монтирует выставку в чистом поле.

- Идея этой выставки это идея свободы. То есть сама выставка это поиск визуальной метафоры свободы. Выставки сейчас в московских галереях представляются мне несвободными. Выставка в чистом поле для трав и деревьев представляется мне свободной выставкой.

Это природоохранная акция. Это поле было заброшено , может быть даже на несколько десятилетий. Природа здесь восстановилась. Я вижу в этом метафору того, что следует делать в области культуры в России. Перестать пытаться извлекать пользу из практически уже мертвой арт среды. И предоставить художников самим себе. И тогда, через некоторое количество лет - все само собой восстановится. Также как и природа.

Ну а здесь - травы, цветы полевые. Наверняка в земле есть червячки, кроты. Они, в силу своей природы, лишены возможности видеть красоту. Но почему их лишать этого? Творчество это природа человека. А у природы какая-то другая знаковая система, чем та, которую используют московские галереи.

Вот. И мы осуществляем диалог между человеческим творчеством и природой.

Я доверяю природе. Гармонию ищет человек. У природы гармония есть изначально.

5)

- Что здесь нарисовано?

- То, что нарисовано - это композиция.

- На каждом отдельном холсте?

- Да. Это композиция. И эта композиция есть поиск гармонии между:

а) балансом (количество черного и белого);

б) равновесием, ну это (Апчхи!) - композиционным принципом равновесия форм и

в) актуальностью картины.

Вот есть три аспекта композиции. и композияция это как-бы точка равновесия между балансом, устойчивостью (Апчхи!) форм и - актуальностью картины.

6) Да, она (картина) каждая завершенная, но идея в том, что над этой завершенностью есть еще высшая завершенность.

Намеренно этого не поймаешь.

Когда эта ясность достигнута. Допустим ты достиг этой ясности. Ты решил стать художником. Ты достиг ясности и решил стать художником. Возможно? Возможно!

Готовься к встрече с мошенниками (от культуры, здесь в России), которые начнут тебя "раздевать". (Как ты преодолеешь это - тоже часть композиции).

Ты хочешь высказаться (о своем открытии композиции)? Значит, плати за это деньги.

Я считаю, что они должны пойти нах.. (тихо). И все!

- Запикаем эту фразу!

- Можно не запикивать.

То есть, пусть они (эдесь в Москве) торгуют водкой, еще чем-то торгуют, а это дело оставят. Ну я же говорил, что метафора этого поля - везде поселки, природа угнетена, а здесь смотри какой прекрасный луг естественный. Почему? Потому, что просто оставили в покое. Также надо оставить в покое и художников. Просто оставить в покое.

(Это сложно перевести. Кратко - арт рынок России всего несколько миллионов долларов в год. Это полное фиаско.

Коммерческие галереи и музеи в Москве должны прекратить думать и говорить за художников и просто показать нашу арт-жизнь такой, какая она есть. И все само-собой восстановится!

Концессия жива!

Пост-прагматизм жив!

27 июня 2018

ЭТО БЫЛ полный бред!

Хотя на фоне сумасшедшей алтайской

природы это бредовое состояние вполне нормально. Бред в том, что

слишком много непрофессионалов.



Бред и в том, что Джордж Сорос по сути организовал... съезд

шаманов. И в том, что началось все с того, что фестивальщики чуть

не взлетели на воздух, твердо решив зажечь самый-самый ритуальный

костер, вылив на отсыревшие дрова канистру бензина. Спасла одна

из участниц - алтайская шаманка, которой удалось победить

заупрямившиеся дрова более естественным путем: попрыгав вокруг

костра и постучав в бубен.



А под занавес прискакала еще одна местная алтайская шаманка,

но в бубен не стучала, а начала материть коллег-любителей,

которые испортили погоду неправильными заклинаниями и попытками

лечить.



Таково было первое, что сказал известный художник Андрей Ханов

по поводу прошедшего алтайского фестиваля "Живая вода". Приглашен

художник туда был в качестве участника. И вообще-то должен был

приехать с выставкой. Но обманул и оставил "выставку" дома. А

начал писать картины прямо там, которые тут же засовывал под свой

микроавтобус, дабы они там сушились, но не иссушились на

обезумевшем алтайском солнце. Другие художники поступили куда

более благороднее. Они не только привезли свои творенья, но и

раскладывали их прямо на траве.



Простые же граждане водили хороводы, распевая "Слава Родине".

Самородные лекари-шаманы лечили всех желающих. Многие то и дело

окунали свои тела в ледяную телецкую водичку и, памятуя, что

называется фестиваль не иначе как "Живая вода", поглощали любимую

горькую. Так что от акции остались в восторге. При этом все

раскраснелись под обезумевшим алтайским солнцем, как раки, и

прокоптились на кострах, как бройлерные курочки.

Бубновое очумение.



По вечерам происходили концерты на так называемой вертолетной

площадке, куда никаких вертолетов, к счастью, не приземлялось. А

была трава. На траве дрова. На них и рассаживалась публика. На

эстраде, точь-в-точь такой, как в летних детских лагерях отдыха,

- всевозможные музыканты, и профессионалы, просто балбесы, и

играли, свистели, плясали и пели. Например, академгородковский

музыкант, известный как Дакота. Вообще-то он в миру живет в

подвале. Но внешне - вылитый индеец. А индеец - значит, с

наколками, голый по пояс. На лбу нарисована красная полоса

сантиметров пять в ширину, делавшая Дакоту похожим на

черепашку-ниндзя. Дакота завывал под музыку, как ветер. Видимо,

по-индейски. Публика раскачивалась, как племя папуасов на

свадьбе.



Следующим на сцену вышел настоящий индеец по имени Эрик - в

джинсах, но национальной индейской рубашке, вместе с прелестной

переводчицей и настоящим индейским бубном - восьмиугольным,

размером с большую сковородку.



- Я индеец, - сообщил он публике, - приехал со своим племенем

из США проповедовать бахаи (учение известного пророка,

замученного одним из шахов. - Прим. авт.). - Но проповедовать

ничего не стал, а тоже запел - под аккомпанемент настоящего

индейского бубна, который, по словам Эрика, имитирует биение

сердца.



- Посвящаю эту песню всем женщинам, - предупредил проповедник.

- Да, пьем за дам! - обрадовалась, поднимая рюмки, галерка.

Индеец запел, дама-переводчица отошла чуть в сторону.

"Сердечный" бубен Эрика застучал как-то неровно.

Спела что-то (опять же под бубен) и шаманка номер один,

которая была при параде - в кожаном платье, увешанном

металлическими украшениями. Дети из села староверов исполнили

веселые частушки... Почему-то на алтайском языке. Так что слов

почти никто не понял.



- Тут Джордж мне позвонил, сказал: "Я на Алтае фольклорный

фестиваль организую. Вернее, организуют его местные наши ребята.

Хорошие, но молодые. Ты поезжай, присмотри там. Я приехал, вижу,

тут и так все замечательно, - приветствовал съезд американский

представитель г-на Сороса.



И спел "настоящую ковбойскую" песню по-английски. По-русски

знакомец вездесущего и могучего Джорджа говорит с таким акцентом,

какой появляется у россиян после десятилетнего жития за бугром.

Славянский внутренний массаж со свастикой.



Спел и народный лекарь-москвич по имени Шаг волка, в миру Петр

Карпита. Внешне он несколько походил на Карлсона, но в очках,

весь в черном, а поверх рубашки накинута и облезлая волчья шкура.

"Волки - санитары леса. Мы будем санитарами среди люде-ей".

В общем, райское наслаждение! Его напарник, лекарь же, но

новосибирец, аккомпанировал ему на бубне. После волчьей песни

москвич начал что-то бубнить про фестивальный символ (три

загнутых листочка), объяснив, что это... свастика. Но не

какая-нибудь, а древняя славянская, которая означает

"солнцеворот". То есть солнечные путешествия по небу.

Лечение, которое устраивали эти "братья славяне" днем,

происходило так. Новосибирец пел "Слава народу, слава Роду

(древнеславянское божество. - Прим. авт.)" на до боли знакомый

мотивчик Гимна Союза Советских Социалистических Республик. "Волк"

же учил: "Боги только одни славянские, и все беды от того, что мы

от этих богов забыли. И все болезни от этого".



Но самое пикантное, что находилось немало граждан, которые во

все это верили. И даже впадали в транс. Именно они и водили

хороводы, распевая "Слава Родине". Потом желающие (в основном

впечатлительные дамочки) заходили в палатку, где им за 100 рублей

делали... "внутренний массаж".



Причем приятный акт отнюдь не то, что все подумали, а просто

лекари-славяне, подобно китайским коллегам, делали точечный

массаж. А поскольку каждая "точка", является своеобразным

"кожным" представителем какого-то внутреннего органа, массаж и

называется внутренним.



Исповедь шаманки.



Вот эта лекарская деятельность, а также внезапно появившиеся

тучи и вызвали негодование шаманки N 2, которая обвинила

"славянских лекарей в порче погоды". Андрей Ханов как раз

находился недалеко от братьев-славян. "Вы... Не умеете ничего

делать - не лезьте! Вы только злых духов вызвать можете!" -

вопила шаманка, беспрерывно матерясь.



- А, нет, ты добрый... Да ты тоже шаман! - вдруг смягчилась

шаманка, приглядевшись к Андрею Ханову. И действительно, в свое

время художник и сам работал шаманом в одном тувинском роде, куда

был принят в соответствии со всем правилами. Так они и

познакомились, и начали делиться опытом. Шаманка оказалась

пьяницей, зарабатывает на жизнь, торгуя пирожками. Звать Вера. Ее

шаманизм оказался наследственным. Причем предки помогущественнее

были.



"Вот дед однажды вдруг решил пошаманить. Впал на ночь глядя в

транс, начались видения, а через несколько часов пришел вдруг в

себя: "Теперь хорошо, пойду-ка я спать!" А утром стало известно,

что накануне из другого района Алтая приезжал еще один шаман.

Померяться силой с дедом. А ночью взял и умер".



Силен был и отец. Как-то к нам в село приехал православный

поп-миссионер, зашел к шаману-отцу. Через некоторое время мы,

дети, решили посмотреть, как у них дела: "А отец этого попа... в

попу... пялит. Вот это мастерство!



А я не то, пью много. Но ты не смотрю, что я пью. Шаманы и

должны быть глубоко порочными, иначе как они смогут понять и

истребить пороки других?".



Андрей с этим согласился и рассказал про себя. Как много лет

путешествовал по Сибири, изучая наскальную живопись. Как был

принят в тувинский род - после того как будущие сородичи узнали,

что он, хотя и белый, но умудрился провести в тайге три дня

один-одинешенек! Причем первое знакомство со своими будущими

сородичами чуть не закончилось трагедией. Одна из скал под

названием Ус произвела на усатого художника такое впечатление,

что он решил на ней сплясать в голом виде, что-то вопя благим

матом.



А мимо скалы проплывала по речке лодка с тувинцами. Пляшущий

питерский дикарь ввел их в такой шок, что лодка в итоге налетела

на камень. Все чуть не утонули... Как пояснили потом пожилые

сородичи Андрея, его вопли и пляски - это настоящий гимн их

богам. Пришлось становиться шаманом.



- Плясал голым на скале? - уважительно переспросила Вера. -

Это редкость. Шаманить-то могут многие, но только с помощью

видений. А на гимны способны единицы. Пойдем, выпьем! Не хочешь.

Тогда пойдем... пошаманим.



И Андрей с Верой взялись за руки и пошли... Вера определяла, у

кого из встречных что болит и спрашивала: "Что делать?" -

"Лечить", - отвечал Андрей.



- Нет. Ты добрый слишком. Лечить надо не всех, а

избирательно... Ты смотри, не присылай ко мне никого и адреса не

говори. А как понаедут, и жизни никакой не будет. Ведь шаманки

должны жить одни. А у меня муж, я его люблю. Вот он, - Вера

показала на какого-то русского деревенского мужика из числа

обслуживающего персонала, который жарил шашлыки. И Вера ушла

честно к мужу.



Если верить Андрею Ханову, конечно.

Беседовала Елена ЛАШКО, "Новая Сибирь".


© All Right Reserved. My company Inc.
e-mail us: hello@company.cc
This site was made on Tilda — a website builder that helps to create a website without any code
Create a website